Назад к списку

Как простить отца (ответ на письмо) 

Получила письмо от девушки о сложных взаимоотношениях с отцом. Оно меня и тронуло и впечатлило. Думаю, что многие смогут найти что-то своё - у кого-то такое могло быть с мамой, например. А если брать ещё шире - то это тема о прощении и принятии. Привожу письмо с незначительными сокращениями, оно объёмное, но мне кажется, его стоит прочитать. В конце напишу то, что думаю по этому поводу. Итак, письмо (разрешение на публикацию получено). 

 "Привет! Я не могу избавиться от влияния образа отца. Причём, чем дальше, тем сильнее эта тема уходит в подкорку, так как я себе не позволяю копаться в ней сознательно - мне становится неприятно. Раньше просто тяжело, а теперь ещё и неприятно. Я единственный ребёнок в семье нежной трепетной лани, работника культуры - мамы, и эгостичного, привыкшего жить только для себя, гедониста и эгоиста отца. Он в молодости был бабником, всегда умеет себе заработать на хлеб с икрой, совершал красивые жесты направо и налево только для того, чтобы все считали его самым лучшим, самым интересным, самым-самым. Но в семье был всегда прижимист, экономен и.... очень нетерпим. И радикален. 
"Не поступишь в тот университет, который я хочу – отберу машину", "не окажешь мне такую-то услугу - не куплю сумку для спорта, будешь как ходить как бомжик с пакетом". Потребительские, практически товарно-денежные отношения, которые выстраивал со мной (как я вижу).Потом, когда я в начале двадцатых своих годов стала что-то сама делать, как-то зарабатывать себе на гулянки, а не унизительно выпрашивать денег на кино (часто это заканчивалось "залезь ко мне в карман куртки, что найдёшь - твоё", по факту оказывалось 20-ю рублями мелочи вместо ста, которые я просила, и это его не смущало: "ты просила денег - я дал тебе денег, я не Рокфеллер, иди заработай и пропивай свои сама"), окружние родительское говорило, что он мной гордится и доволен. 
Но в контакте один-на-один я слышала в лицо совершенно другие вещи. Его не устраивало моё поведение, моё мировоззрение.Сейчас я понимаю и осознаю, что демонизировала его образ, что он НА САМОМ деле и не говнюк вовсе, но каждое его действие способно довести меня до слёз истерики. Я во всём, что касается меня, вижу только негативные оценки. Услышать "молодец, доча", мне приходилось вживую только несколько раз по самым незначительным поводам. А, когда я с гордостью представляла, например, свою новую работу и отмечала, что буду зарабатывать больше денег, в ответ было - "в этом нет ничего уникального, живи как хочешь". 
Когда я попросила его дать мне денег на первоначальный ипотечный взнос, ответ был таком: да, папа сейчас даст тебе миллион, но давай договоримся - это будет последнее, что ты у меня просишь, и, если у тебя через год-полтора откажут почки от нервов и напряжения, не ходи к папе и не проси 200 тысяч на операцию по пересадке, потому что папа всё тебе уже отдал. 
Короче, в каждой его оценке моих действий я вижу следующее: ты ничего не добилась; ты просираешь свою жизнь; ты никогда не сможешь заработать столько, сколько я; сделай, как хочет папа, и я тебе всё дам (пустые обещания, т.к. никогда не было такого, что после "прогиба" я получала обещанную награду), я же подарил тебе машину, чего ты прибедняешься; твои рассказы о твоих победах мне неинтересны, так так твои победы незначительны; я всё это знаю, я всё это проходил, можешь не рассказывать. Меня это ужасно обижает. 
 В последние полгода, когда он вроде как начал переживать за мою жизнь, а я вроде как совсем забила на семью, но честно приезжала на побывку раз в полгода домой, произошло у меня с ним два путешествия. В обоих мы ругались по каждому поводу, в последнем - даже рыдала три часа в истерике, сидя рядом. Состоялся диалог: "Ты ненормальная". - "А ты считаешь нормальным, что твой собственный ребёнок уже третий час бьётся в истерике из-за того, что ты каждой фразой втаптываешь меня в грязь и обрушиваешь и без того шалящую самооценку, потому что я сейчас временно безработная?". 
После этого мы решили, что больше никогда. Никуда. Вместе. Не поедем. А маме скажем, что всё было чудесно. Мама, разумеется, меня "расколола" чуть попозже, и сообщила следующее: "Вы с папашей просто зеркало друг друга, вы настолько плоть от плоти и одинаковые, что, когда зеркалите со страшной силой, делаете друг другу больно; ты его тоже дико обижаешь, он мне жалуется, что ты чёрствая, расчётливая и глумливая; ты хотела папу-супергероя, а его у тебя просто НЕТ. Твой папа "застрял" в возрасте, в котором его хоть как-то любили, и я оцениваю его на уровень средних классов в школе; он не знает, как к тебе подъехать, и старается изо всех сил, как умеет, ну да, он делает это грубо, но ты пойми и прости, не стремись его "уделать", особенно его же методами (заработать больше него и подарить ему домик в Испании, это не принесёт ему счастья);
Отвечаю.Привет. Почему его слова так обидны? Маленький ребёнок любит родителя просто потому, что этот взрослый - часть его мира, почти себя. Когда потребности ребёнка в эмоциональной близости наталкиваются на отвержение, происходит столкновение двух позиций - любви к такому родителю и злости на него. Находиться в этом сочетании чувств ребёнку очень тяжело. Это взрослый может и любить, и при этом - позлиться на объект своей любви, сказать ему "я злюсь на тебя". А для ребёнка это подчас неразрешимая задача - у нас в обществе, вообще, с этим непросто - родителей же "надо уважать и почитать". Наибольшая проблема - с выражением злости. 
 Скорее всего, твой отец ввиду своего устройства личности не мог переносить агрессию своего ребёнка, и не позволял тебе выражать эту злость без последующих санкций для тебя. Когда за выражением злости следует наказание - раз за разом ребёнок учится "не злиться". Но чувства никуда не деть, но можно трансформировать, и максимум что может сделать ребёнок - это обидеться. Это такой "перевёртыш" - агрессия направляется не во вне - на отца (ибо чревато), а на себя. И хотя она звучит обида как "Мне больно, не делай так! Почему ты так поступаешь?" (вроде бы обращена во вне), сами чувства замыкаются внутри, в самом себе, не находят выхода. Кстати, вполне может быть, что твоя "глумливость" - это тоже способ как-то пристроить свою злость, через иронию, вот так, косвенно выразить (за иронию обычно не наказывают). 
 А ещё ребёнок оправдывает родителя - по сути ищет аргументы для прощения: "У него было тяжелое детство", "Он такой, просто иначе не умеет", "Но зато он подарил мне красивую куклу, когда я была в первом классе, не всё было так плохо". Ты пишешь, выделяя капсом "НА САМОМ деле не говнюк вовсе". Ну как сказать... мне кажется, что эта оценка ничего не даёт для решения проблемы: говнюк или не говнюк, а было так, как было.Почему ты выросла, а его слова ранят до сих пор? Потому, что годами твои чувства не находили соответствующего выхода. Потому, что тогда было очень больно. 
Ты реагируешь так, как ты вынужденно научилась реагировать. И ещё тут такое, бывает, примешивается. Когда мы уже выросли и у нас есть своя жизнь, свои успехи, мы чувствуем, что, в общем, во многих сферах продвигаемся или состоялись, возникает надежда, что теперь с этими чувствами - бессилием детства, с этой собственной слабостью перед взрослой обесценивающей фигурой, нам больше не надо встречаться. «Ура! Всё позади». Но тут ядовитая стрела папиной оценки (слова, взгляд, действие) опять попадает в незажитую на самом деле рану, и становится ещё больнее, горше, так как в этот момент кроме болезненной оценки ещё и рушится вся эта надежда на свою устойчивость, на то, что эта боль детства уже далеко и не вернётся. Поэтому - трёхчасовая истерика. 
 Теперь к тому, что с этим со всем делать. У нас в обществе сложилась некая идея о том, что если мы хотим отпустить ситуацию, спокойнее реагировать на ранящие интервенции близких и значимых для нас людей, точнее, "сделать их не-ранящими", мы должны этих людей простить. Я эту идею не разделяю вот в каком смысле. Мне видится, что желание понять и оправдать родителя, с которым тяжело - и так присуща детям до определённого возраста, о чем и пишу в предыдущем абзаце. Ребёнок и так пытался простить (на каком-то своём уровне). Во взрослом состоянии велик риск начать прощать по пути "оправдания", как в детстве. По-сути, опять останавливать свои чувства - и обиду, и злость. Это похоже на "уговаривание" себя. 
Кстати, если присоединиться к словам твоей мамы - это будет то самое уговаривание. Она мудрая женщина, дала психологическую оценку отцу вполне точную, но тебе же от этого не легче.Мой ответ на "Что делать" - это принять. Не "отца таким какой он есть". В такой формулировке это мне кажется тоже весьма похожим на идеи прощения, что-то такое "я его приму таким, и буду общаться не обращая внимания на те, ранения, которые он мне наносит. А принять факт того, что твой отец - такой. Он не изменится. И таким будет. Дождь будет идти всегда, никакого солнца и тепла, это такая местность, где всегда идут дожди. Здесь вам не равнина, здесь климат иной, в общем. Принятие этого факта необходимо не на уровне мысли, а на уровне чувств. По-сути, это потеря надежды на то, что он будет другим, а потеря надежды - это больно. Такое принятие - это не момент, это процесс, его надо попроживать. 
Как это на практике.Надо находить время быть в одиночестве и проговорить, да не нет, не проговорить, а проорать всё, что накопилось - всю ту злость, и всё то бессилие, с которым тебе пришлось как-то справляться одной в детстве. Прорыдаться. Это может быть сложно, так как мозг привык реагировать иначе. Но надо пробовать, пытаться, хорошим знаком о том, что получается будет момент, когда слово "говнюк" будет самое слабое в его адрес. Просто находишься одна, погружаешься в свои чувства - из детства или те, которые были в путешествии, и вслух говоришь и кричишь ему всё, что не сказано, изнутри, из всей той боли, которую таскаешь с собой, плачешь, пинаешь диван - все, что помогает тебе выразить все чувства, которые было запрещено выражать той маленькой девочке. 
 Для ироничного мозга это может показаться некоей театральностью и полной глупостью, мозг может сопротивляться и иронизировать уже над собой. На это - забей, никто тебя в этот момень не видит. Это как упражнение, или как тренинг. Мозг должен получить опыт выражать злость напрямую и адресно. Без этого описанное в следующем абзаце может не осуществиться на практике, так как часто именно неотреагированными чувствами мы остаёмся привязанными к человеку, продолжаем ждать его оценки, хорошего отношения. 
 Кроме того, важно научиться брать поддержку и тепло у того, кто её даёт. Не стучаться больше в закрытую дверь. Друг, подруга, коллега, с которым тепло общаться - всё это те люди, которые уже сейчас дают тебе эту поддержку. У тебя нет больше дефицита, так как ты вполне можешь организовать эту поддержку себе сама: через выбор того, у кого её просишь или получаешь. Просто надо обращать внимание на это тепло, оно есть вокруг, его просто надо увидеть и принять. И твоя рана будет потихоньку заживать. 
 И в завершение - очень важно осознать, что, в общем, по возрасту он больше не твой родитель функционально. Крамольно звучит, да, но он отец по факту твоего рождения, а функционально - просто другой взрослый человек. Ты выросла. И теперь можно попытаться выстроить отношения с ним по-взрослому - то есть "горизонтально", где вы наравне. Это в детстве он был выше (взрослый), ты ниже (ребёнок). Но теперь можно не продолжать играть в эту игру. 
Можно встать вровень. Но тут есть некий риск, ведь в отношениях "взрослый" - "взрослый" каждый берёт ответственность за себя полностью на себя, здесь нет никаких родительских взносов за ипотеку, подарков за право потом тебе бросить фразу типа "даже машину и то я тебе купил!", здесь нет обязанностей помогать друг другу, здесь никто не должен, здесь люди отдельны друг от друга, и у каждого - свои границы, просто они иногда встречаются – и если им вместе хорошо, тогда они продолжают быть вместе. 
 Зато здесь никто не должен соответствовать чьему-то мнению или желанию, ждать оценки или похвалы, здесь можно легко сказать тоном, с которым ты говоришь с коллегой по работе "Считаешь меня сумасшедшей? - Имеешь право, я-то, вообще, считаю тебя говнюком". Или: "Считаешь, что я мало заработала и мало добилась? А в моей системе координат - очень даже не мало". Или "Всё, что есть - все моё. А внимание я обращаю на мнение тех, для кого и моё мнение важно". Или: «Считаешь, что ты круче, а я неудачница? Расскажи о своих успехах Абрамовичу». Слова могут быть другие, принцип - реагировать так, как если бы ты разговаривала просто с ровесником-приятелем, или просто каким-то человеком. Такой вот непростой выбор.