Назад к списку

Стыд в общественных дискуссиях 

То и дело, читаешь в комментариях к какой-нибудь очередной новости: "Как же стыдно", "Позор на весь мир", "Мне стыдно за них", а в ответ уже кто-то пишет: "А мне стыдно за вас". Или, например, эмоционально-экзистенциальный вскрик: "Господи, стыд-то какой!". Причем авторы таких комментариев, как правило, выглядят людьми культурными, интеллигентными, пишут без мата и оскорблений. Но вот, стыдятся. Интересно, что стыд выступает при этом как положительный маркер - как нечто в себе самом, резонирующее в ответ на очевидную (для человека) похабщину, пошлость, гадость, подлость, глупость, даже преступный замысел или поведение. Ну, как вариант, можно не стыдиться, а стыдить, этого тоже немало - "Как же вам (им, ему, ей) не стыдно!" 


 Стыдятся, стыдят, позорятся, позорят. В нашей культуре стыд как-то уж очень близок к такому понятию, как совесть. Вот стало по какой-то причине неловко, стыдно, дискомфортно, неудобно - значит совесть наша из недр душевных с нами заговорила. То есть, стыдно - это хорошо. Может, и неприятно очень, но хорошо – это легко читается в одобрительном - "Не весь стыд ещё потеряли!"Стыд же при этом, является тем чувством, на котором произрастают пышным цветом многие психологические проблемы. Вот этот постоянно резонирующий стыд, присутствующий, в том числе, в общественных дискуссиях, имеет в себе два интересных феномена. 

 Первый - расширение отдельным человеком себя до понятия "страна", "народ", "мы", стирание границ между собой и чем-то или кем-то другим, за кого или за что стыдно. Это такое расширение себя до состояния, если бы ты был "этим всем" - страной, властью, преступником, дурным депутатом, изменившим мужем, гопником, пошлым поп-певцом - за кого там стыдно бывает. То есть, отсутствие собственных, понятных и чувствуемых границ самого себя. Иначе какого, собственно, черта, должно быть стыдно за какого-то человека, о котором только что прочитано в ленте новостей? Где тут сам стыдящийся? Почему он сливается с «идиотом» и отождествляет себя с ним? Так часто бывает, когда родители стыдились своего ребёнка. Вот как раз тогда и не было этой границы, разделённости "ты это ты, а я - это я". "Мне за тебя стыдно" - не что иное, как высказывание из слияния одного человека (изначально взрослого) с другим (изначально - с ребёнком). "Ты - это часть меня, и я за тебя стыжусь как за себя". 

Второй - если вдруг стало стыдно "за кого-то" - это значит, что что-то отозвалось в самом стыдящемся, то есть – случилась реакция на что-то конкретное. То есть, есть какой-то предмет, повод, ситуация для стыда. Условному «идиоту», сказавшему глупость - не стыдно, а наблюдающему, читающему о нём – стыдно. Стыдно тому, кого стыдили в детстве. И в любой близкой, чем-то напоминающей ситуации, он этот стыд ощутит. Стыд часто звучит так: "Нельзя быть таким... " (глупым, некрасивым, толстым, худым, пассивным, активным, самостоятельным, умным, ярким, необычным, посредственным, радостным, грустным, отзывчивым, задумчивым, разговорчивым, открытым, замкнутым - можно подставить почти любое определение). И вот когда кто-то сказал, например, глупость, а другому стало стыдно - это стыд за себя (срабатывает усвоенное в детстве "Нельзя быть глупым!", «Быть глупым – стыдно!»). 

Поэтому употребление стыда, как условно позитивного маркера - это всего лишь неосознанное продолжение родительской практики, из детства: отказ другому в том, чтобы он был тем, кто он есть. Это неумение принимать и даже признавать существование других людей со всеми их особенностями (помните, "Такими быть нельзя!"). Это – «нельзя быть глупым», «нельзя быть пошлым», «нельзя быть таким, будь другим», «ты не имеешь права», «ты должен быть другим». За этим подсознательным отказом видеть в другом человеке человека с его особенностями – нет возможности для признания реальности. А ещё дальше – возможности для уважение инаковости другого. В детстве что-то не принимали в нас, ну и мы не принимаем теперь в других. 

Когда мы признаём право другого быть таким, какой он есть – мы признаём реальность – вот этот человек такой. Так сложилось. Этот - националист, а этот – православный. Этот – считает сотрудничество с властью благом, а этот – быть всегда в оппозиции. Этот считает, что можно подделать диссертацию, а этот – что можно взять деньги иностранного гранта на политический проект. Этот женился на женщине «в годах», а этот – встречается с мужчиной. Не за кого стыдиться: во-первых, это - они, а во-вторых, имеют право. 

 А если всё же стыдно – это повод поискать в себе резонирующие ситуации. Как правило, они точь в точь совпадают с тем, за что стыдили в детстве стыдящегося. Возможно, удастся найти те рамки, которые до сих пор мешают самому человеку. Например, если это рамка «Стыдно быть глупым» - человек может испытывать потребность всё время подтверждать себя, как «умный, рассудительный». Это мешает быть спонтанным, иногда – беспечным, страх «ляпнуть глупость» ограничивает, а ситуации где человек считает, что он «сказал что-то не очень умное» - тяжело переживаются. 

Рамка «нельзя быть несерьёзным» часто мешает просто получать удовольствие – отдыхать, быть беспечным, танцевать, петь, дурачиться. Вообще, те, у кого чувство стыда болезненное, редко пребывают в расслабленном состоянии, так как нужно контролировать себя, чтобы не показать себя «каким-то не таким». Поэтому регулирующее «как же стыдно» в общественных дискуссиях – лишь симптом проблем в нас самих. Ну, так нас научили. Зато мы можем это исправить, сами.